Февраль 1917 года. Революция или военный переворот? Часть 3. Эдуард Бурда


Оппозиционные императору Николаю II силы готовили государственный переворот еще с 1916 года. После устранения Распутина начали возникать планы насильственного смещения самого Николая II с престола с отречением его в пользу одного из великих князей, по образцу дворцовых переворотов XVIII века. По данным Ричарда Пайпса, первый подобный заговор возник вокруг будущего премьер-министра Временного правительства, известного в то время деятеля Земгора князя Г. Е. Львова, и предполагал он воцарение популярного в войсках великого князя Николая Николаевича. Соответствующее предложение было передано ему 1 января 1917 года через тифлисского городского голову А. И. Хатисова. Великий князь от предложения отказался, заявив, что «мужик и солдат не поймут насильственного переворота», однако извещать царя о заговоре он тоже не стал. После этого в качестве основной кандидатуры на роль нового царя стал рассматриваться родной брат Николая II, великий князь Михаил Александрович. План предусматривал отречение царя в пользу несовершеннолетнего наследника при регентстве Михаила. 
Глава партии октябристов, он же председатель Центрального военно-промышленного комитета, А.И. Гучков уже будучи в эмиграции рассказывал, что осенью 1916 года «родился замысел о дворцовом перевороте, в результате которого государь был бы вынужден подписать отречение с передачей престола законному наследнику. В этих пределах план очень быстро сложился. К этой группе двух инициаторов (Н.В. Некрасов и А.И. Гучков) присоединился по соглашению с Некрасовым М.И. Терещенко, и таким образом образовалась та группа, которая взяла на себя выполнение этого плана, примкнул к нашему кружку и князь Вяземский». Осенью 1916 года А. И. Гучков через свои связи в военно-промышленных комитетах вовлек в заговор двух-трех командующих фронтами во главе с Н.В. Рузским и несколько чиновников Департамента железных дорог в Петрограде, а в последние дни перед Февральской революцией и начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала М. В. Алексеева. Историк русского масонства Нина Берберова в своей книге «Люди и ложи. Русские масоны ХХ столетия» пишет: «Мы знаем теперь, что генералы Алексеев, Рузский, Крымов, Теплов и, может быть, другие были с помощью Гучкова посвящены в масоны». Посвященные в масоны генералы немедленно включились в его заговорщицкие планы.
Следующим шагом заговора стало совещание 9 февраля 1917 года в кабинете председателя IV Государственной думы М.В. Родзянко лидеров оппозиционных думских фракций. Присутствовали также приглашенные на него генералы Н.В. Рузский и А.М. Крымов. По воспоминаниям М.В. Родзянко, Крымов выступал перед группой думцев, обещая поддержку армии в совершении переворота: «Настроение в армии такое, что все с радостью будут приветствовать известие о перевороте. Переворот неизбежен и на фронте это чувствуют. Если вы решитесь на эту крайнюю меру, то мы вас поддержим. Очевидно, иных средств нет. Все было испробовано как вами, так и многими другими, но вредное влияние жены сильнее честных слов, сказанных Царю. Времени терять нельзя». 
Переворот согласно сделанным на совещании наметкам должен был произойти не позже апреля 1917 года. Дату переворота взяли не случайно – на апрель было запланировано согласованное с союзниками по Антанте наступление, которое неизбежно вызвало бы подъем патриотизма и невозможность самого переворота. Такое положение дел явно не устраивало заговорщиков. План заговорщиков заключался в следующем: во время очередной поездки государя в Ставку в Могилев постараться задержать царский поезд (эта задача возлагалась на главнокомандующего фронтом Н.В. Рузского), а затем, арестовав царя, заставить его отречься от престола.
Демократические воззрения российского генералитета способствовали образованию вокруг Николая II враждебной ему среды, которую он сам в дневнике от 2 марта 1917 года охарактеризовал следующими словами: «Кругом измена и трусость, и обман». Генералы Н.В. Рузский, М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.А. Брусилов, а вместе с ними и все командующие фронтами выступали за отречение императора от престола. Основная масса армии была далека от «восторга» по поводу отречения императора. Более того, во всех донесениях чувствовалась горечь и тревога за судьбы Родины. Как писал в своих воспоминаниях командир Преображенского полка полковник А. П. Кутепов: «Кругом, в нашем полку, и особенно среди офицеров, чувствовалось тяжелое настроение и волнение за судьбу России, Государя Императора и всей Его Семьи».
Из крупных военачальников лишь граф Ф.А. Келлер – командир Третьего конного корпуса (состоявшего из дивизий: 1-й Донской, 10-й Кавалерийской и 1-й льготной Терской) и хан Нахичеванский – командир Гвардейского конного корпуса готовы были выступить на «подавление мятежа». Граф Келлер собрав от каждой сотни и эскадрона представителей, заявил им: «Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то временном правительстве. Я ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести и радости, не верю, чтобы Государь, добровольно отрекся от престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя». Его воззвание к вверенным ему полкам и дивизиям было встречено с воодушевлением казаками, гусарами и драгунами. «Подъем был колоссальный, - вспоминал генерал А. Г. Шкуро, - все хотели идти спасать плененного, как нам казалось, Государя». Но 5 апреля 1917 года непокорного графа сместили со своей должности и уволили в отставку, а на его место назначили лояльного революции генерала А.М. Крымова.
Вопреки распространенному мнению, до Николая II дошли сведения о готовившихся против него заговорах. Как подчеркивает исследователь С. В. Куликов в фундаментальной работе «Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка», ещё осенью 1916 года соответствующая информация была передана царю через дворцового коменданта В. Н. Воейкова, однако Николай II нашел опасения коменданта «преувеличенными».
В конце декабря 1916 года имевшиеся у него сведения о заговорах попытался сообщить астраханский черносотенец Н. Н. Тиханович-Савицкий, однако царь отказался дать ему аудиенцию, заявив, что «слишком занят». Так и не получив аудиенции, Тиханович-Савицкий 30 декабря передал царю через адмирала К. Д. Нилова письмо, сообщавшее, что Земгор во главе с князем Львовым готовит заговор. Судя по тексту, автор был хорошо информирован; в заключение он посоветовал целиком разогнать Земгор, иначе он «сделает свое дело», на что царь наложил резолюцию: «Во время войны общественные организации трогать нельзя».
В начале января 1917 года премьер-министр князь Н. Д. Голицын сообщил Николаю II, что «жизнь царя и царицы в опасности» и что в полках «открыто говорят об объявлении другого царя», на что сам царь заметил: «Императрица и я знаем, что мы в руке Божией. Да будет воля Его!».
В конце января о заговоре царю сообщил флигель-адъютант А. А. Мордвинов, на что Николай II ответил: «Ах, опять о заговоре, я так и думал, что об этом будет речь, мне и раньше уже говорили… добрые, простые люди все беспокоятся… я знаю, они любят меня и нашу матушку Россию и, конечно, не хотят никакого переворота. У них-то уж наверно более здравого смысла, чем у других».
13 февраля председатель Госдумы М. В. Родзянко сообщил генералу В. И. Гурко, исполнявшему в тот период обязанности начальника штаба Верховного главнокомандующего, что, по его сведениям, «подготовлен переворот» и «совершит его чернь», и попросил донести эту информацию до царя. В тот же день генерал на аудиенции высказался в пользу «ответственного министерства»; при этом Гурко грубо нарушил придворный этикет, опоздав на аудиенцию и заставив царя ждать.
Непосредственно перед революцией директор Департамента полиции А. Т. Васильев подготовил для министра внутренних дел А. Д. Протопопова доклад, сообщавший о наличии одновременно двух революционных заговоров. Однако ни Протопопов, ни премьер-министр князь Голицын произвести соответствующие аресты так и не решились.
Таким образом, из всего выше перечисленного можно сделать вывод, что в феврале 1917 года не было никакого народного восстания. Имели место лишь локальные волнения в Петрограде, связанные с перебоями поставки хлеба в столицу. Захват власти состоялся в ходе военного переворота, осуществленного военной элитой при активной поддержке политических дельцов из числа депутатов IV Государственной думы. Генерал Петр Краснов перед самой своей смертью с горечью вспоминал: «… не в народе лежит причина всех несчастий. Измена была. Крамола была. Недостаточно любили свою Родину те, кто первыми должны были ее любить и защищать…».
2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила. Уже на следующий день Великий князь Михаил Александрович подписал отречение, в котором возлагал принятие решения о дальнейшей форме правления в России на Учредительное Собрание, которое предлагал собрать «на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования». Под давлением Петроградского Совета 7 марта 1917 года Временное правительство приняло постановление об аресте царя и его семьи. На следующий день Лейб-гвардии Собственный Его Императорского Величества конвой, охранявший императорскую семью в Царском Селе и состоящий из кубанских и терских казаков, заменили на революционных солдат. Российское общество добровольно и с энтузиазмом расправлялось с тысячелетней своею государственностью и двигалось по направлению к глубочайшему кризису, из которой страна не может выбраться до сих пор.ЦГА РСО-А, ф. 54, оп. 5, д. 5192.
ЦГА РСО-А, ф. 54, оп. 3, д. 936.
ГАКК, ф. 975, оп. 1, д. 1.
ГАСК, ф. 1318, оп. 1, д. 6.
А. И. Гучков рассказывает… //Вопросы истории. № 7-8, 1991.
Бурда Э. В. Терское казачье восстание. 1918 год. – Нальчик, 2016.
Бурда Э. В. Терское казачество и Российское государство XVI – XXI вв. История взаимоотношений. – М., 2015.
Бурда Э. В. Очерки о Терском казачестве. – Нальчик: «Полиграфсервис и Т», 2003.
Бьюкен Джордж. Мемуары дипломата. – М., 1991.
Генерал Кутепов. Сборник статей. – Париж, 1934.
Губенко О. В. Терское казачье войско в XV – XXI вв. Влияние государства на социально-экономические аспекты казачьей жизни. – Ессентуки, 2007.
Деникин А. И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь 1917. – Минск, 2003.
История народов Северного Кавказа. Конец XVIII в. – 1917 г. /Отв. Ред. Ак. А. Л. Нарочицкий. – М.: «Наука», 1988.
Игумен Серафим (Кузнецов). Православный Царь-Мученик. Паломник. 1997.
Кара-Мурза С. Г. Советская цивилизация. От начала до Великой победы. – М., 2005.
Кобылин В. С. Анатомия измены. Истоки антимонархического заговора. – СПб., 2005.
Краснов П. Н. От двухглавого орла к красному знамени. Книга 2. – Екатеринбург, 1995.
Краснов Н. Н. Незабываемое. 1945 – 1956. – Сан-Франциско, 1957.
Литвин А. Л. Красный и белый террор в России 1918-1922 гг. – М., 2004.
Палеолог Морис. Царская Россия накануне революции. – М., 1991.
Платонов О. И. Покушение на русское царство. – М., 2005.
Политические деятели России 1917 года. Биографический словарь. – М., 1993.
Радзинский Э. С. «Господи… спаси и усмири Россию». Николай II: жизнь и смерть. – М., 1993.
Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. – СПб., 1996.
Хереш Элизабет. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. – М., 2004.
Шамбаров В. Е. Казачество. История вольной Руси. – М., 2007.
Шамбаров В. Е. За веру, царя и Отечество! – М., 2003.
Шкуро А. Г. Записки белого партизана. – М., 1991.
Шляпников А. Г. Семнадцатый год. – М., 1992.
Шульгин В. В. Дни. 1920. – М., 1989.
//Помни друг! Мнение авторов сайта может не совпадать с мнением автора статьи//

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить