Февраль 1917 года. Революция или военный переворот? Часть 2. Эдуард Бурда

 

Отношения царского правительства с движением ВПК оставались прохладными. Особое раздражение вызывала близкая к меньшевикам Рабочая группа ЦВПК, которая во время Февральской революции фактически составила ядро Петросовета. В начале 1917 года Рабочая группа ЦВПК поддержала организацию всеобщей забастовки в годовщину «Кровавого воскресенья» — 9 января 1905 года.
В конце января 1917 года Рабочая группа ЦВПК начала организовывать новую антиправительственную демонстрацию, приуроченную к открытию очередной сессии Госдумы; выпущенное ею воззвание требовало «решительного устранения самодержавного режима», что окончательно переполнило чашу терпения властей. В ночь с 26 на 27 января 1917 года Рабочая группа была арестована. Из тюрьмы их выпустили уже в ходе Февральской революции восставшие рабочие и солдаты. Активно вела подрывную работу партия большевиков, во главе с В. И Лениным (Ульяновым), ратовавшим за поражение России в мировой войне и последующей революции. Сам факт получения В. И. Лениным от германской разведки крупных денежных средств на организацию беспорядков в России долгое время отрицался в советской историографии, но теперь мы находим подтверждение этому не только в зарубежной, но и отечественной научной среде. Германия стояла на грани голода: в 1916 году она могла прокормить только 2/3 своего населения, несмотря на то, что в этом же году была введена карточная система на все виды продуктов. Выход России из войны стал особенно важным для Германии вопросом, на решение которого правительство Вильгельма II готово было отпустить любые суммы.
Заинтересованность в Февральской революции правительств союзных держав также очевидна. Посол Великобритании в Петрограде Джордж Бьюкенен, отнекиваясь от влияния на революционную ситуацию в России, тем не менее признает, что часто принимал у себя в посольстве либеральных вождей и симпатизировал их целям. Для союзников России было важно услышать от новых демократических лидеров некогда великой империи заверение об отказе от прежних видов на послевоенное устройство мира. В случае победы к Российской империи отходили бы проливы Босфор и Дарданеллы, что наносило удар по британским интересам в средиземноморском регионе, и Джордж Бьюкенен с удовлетворением свидетельствует, что константинопольская идея отрицается российскими социалистами и ассоциируется у их с империалистической политикой старого режима. На организацию революционных беспорядков в России правительством Великобритании в 1916 году выделено 21 миллион рублей. К этой сумме Американский комитет помощи еврейским беженцам добавил 2 миллиона долларов.
Особенно уродливое проявление предательства в отношении императора Николая II наблюдалось со стороны так называемого «семейного совета» дома Романовых, откровенно требующего от монарха конституционной реформы. Начиная с осени 1916 года, в оппозицию к Николаю II встали уже не только левые радикалы и либеральная Госдума, но даже ближайшие родственники самого царя — великие князья, которых на момент революции насчитывалось 15 человек. Их демарши вошли в историю как «великокняжеская фронда», по аналогии с фрондой принцев во Франции XVII века. Общим требованием великих князей стало отстранение от управления страной Распутина и царицы-немки и введение ответственного министерства.
Особенно радикальными для великого князя взглядами отличался Николай Михайлович, за свой радикализм даже получивший от современников прозвище «Филипп Эгалите»; подобно своему «тезке», великий князь впоследствии также погиб во время революционного террора. 1 ноября 1916 года Николай Михайлович направил царю письмо: «Пока производимый тобою выбор министров при том же сотрудничестве был известен только ограниченному кругу лиц, дела могли еще идти, но раз способ стал известен всем и каждому и об этих методах распростронилось во всех слоях общества, так дальше управлять Россией немыслимо… Ты веришь Александре Федоровне. Оно и понятно. Но что исходит из ее уст, есть результат ловких подтасовок, а не действительной правды… Если бы тебе удалось устранить это постоянное вторгательство во все дела темных сил, сразу началось бы возрождение России и вернулось бы утраченное тобою доверие громадного большинства твоих подданных. Все последующее быстро наладится само собой; ты найдешь людей, которые, при изменившихся условиях, согласятся работать под твоим личным руководством… Когда время настанет, а оно уже не за горами, ты сам, с высоты престола можешь даровать желанную ответственность министров перед тобою и законодательными учреждениями…».
7 ноября с аналогичным письмом к царю обратился великий князь Николай Николаевич. 11 ноября похожее письмо написал великий князь Георгий Михайлович, особо отметивший всеобщую ненависть к премьер-министру Б. В. Штюрмеру (возглавлявшему царское правительство с 20 января по 10 ноября 1916 года), в тот же день — Михаил Александрович, 15 ноября – Михаил Михайлович.
Среди других членов императорской фамилии, открыто сочувствовавших либеральным идеям были великий князь Александр Михайлович, зять Николая II принц А. П. Ольденбургский тетя Мария Павловна и даже брат императора, великий князь Михаил Александрович, который прямо заявлял, что «сочувствует английским порядкам» (парламентаризму). В оппозицию к императору встала даже его собственная мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна, 28 октября в Киеве прямо потребовавшая от сына отставки Б. В. Штюрмера.
2 декабря великий князь Павел Александрович, после царской опалы Николая Михайловича возглавивший фронду, от имени семейного совета Романовых потребовал от царя введения конституции.
Действия великих князей не ограничились только письмами. 16 декабря 1916 года группа высокопоставленных заговорщиков-монархистов убила Григория Распутина. Среди участников заговора (князь Ф. Ф. Юсупов, В. М. Пуришкевич и др.) был и один из великих князей — Дмитрий Павлович.
После убийства Распутина взгляды «фронды» становились все более решительными. Председатель Госдумы Родзянко в своих мемуарах утверждает, что великая княгиня Мария Павловна в последних числах декабря 1916 года в частном разговоре будто бы предлагала ему «устранить, уничтожить» императрицу.
Французский посол в Петрограде Морис Палеолог в своем дневнике сделал запись от 22 декабря 1916 года, утверждавшую, что великие князья Кирилл, Борис и Андрей Владимировичи открыто обсуждают перспективы дворцового переворота с целью воцарения великого князя Николая Николаевича. По сведениям посла, аналогичные разговоры также открыто вел князь Гавриил Константинович.
«Фронда», однако, была с легкостью пресечена царем, который к 22 января 1917 года под разными предлогами выслал из столицы великих князей Николая Михайловича, Дмитрия Павловича, Андрея и Кирилла Владимировичей. Таким образом, четыре великих князя оказались в царской опале.
Между тем история с «фрондой» имела непосредственное продолжение уже во время бурных событий Февральской революции. Безуспешно стремясь сохранить монархию, великие князья Михаил Александрович, Кирилл Владимирович и Павел Александрович 1 марта 1917 года подписали проект манифеста «О полной конституции русскому народу» («великокняжеский манифест»). Отречения царя этот проект не предусматривал.
После Февральской революции ряд великих князей признали Временное правительство. 9, 11 и 12 марта на имя премьер-министра князя Львова поступили соответствующие телеграммы от великих князей Николая Николаевича, Александра Михайловича, Бориса Владимировича, Сергея Михайловича, Георгия Михайловича и принца Александра Ольденбургского.
В последние месяцы перед революцией Николай II столкнулся с практически непрерывным давлением с требованиями учредить ответственное министерство. Помимо либеральной Думы и «фрондирующих» великих князей, к этим требованиям присоединилось также множество других лиц.
Британский посол в Петрограде Дж. Бьюкенен на скандальной аудиенции 30 декабря 1916 года высказал мнение, что последний состав царского правительства назначен под влиянием действовавших через императрицу «германских агентов», и посоветовал назначить премьер-министром «человека, к которому питали бы доверие как он сам [царь], так и народ, и позволил бы ему избрать своих коллег».
7 января 1917 года того же потребовал председатель Госдумы М. В. Родзянко, 29 января — А. А. Клопов, 8 февраля в завуалированной форме в пользу ответственного министерства высказался губернский предводитель московского дворянства П. А. Базилевский, 4 февраля к этим требованиям присоединился также лорд А. Милнер, глава британской делегации на Петроградской конференции союзников.
Оказывала давление на царя и либеральная общественность, желающая ввести в состав правительства своих людей, что и подталкивало Николая II, понимающего гибельную для самодержавия роль этих лидеров, к попыткам поставить на ключевые посты в системе управления верных себе людей. К сожалению, они не всегда оказывались компетентными во вверенной им отрасли, и постоянные смены состава правительства привели к полной утрате доверия к такому важному институту государственной власти со стороны населения.
В целях подготовки резерва, необходимого для осуществления весеннего наступления 1917 года, в Петрограде были расквартированы многочисленные, проходящие укомплектование и военную учебу воинские части. На тот период гарнизон Петрограда и окрестных населенных пунктов насчитывал не менее 170 тысяч человек. Для деструктивных сил, пропагандирующих необходимость выхода из войны, солдатская масса явилась благодатной средой для агитации. Нежелание подвергать свою жизнь риску на фронте поставило большую часть расквартированных в Петрограде запасных полков под красные знамена революции.
Возникновение трехдневных хлебных очередей в феврале 1917 года в Петрограде явилось следствием того, что в результате сильных морозов вышли из строя 1200 локомотивов, и на запасных путях застряли 5700 вагонов с продовольствием. Ликвидировать эту проблему было возможно в короткие сроки, но организованная на железной дороге забастовка окончательно сорвала сроки поставки продовольствия в столицу. Как свидетельствовали сами большевики, продовольственной проблемы для питерского пролетариата не существовало. Администрация предприятий сама производила для рабочих специальные заготовки продуктов.
Но все вышеперечисленные причины так называемой Февральской революции меркнут перед главной причиной – военным заговором против императора Николая II. Именно он и стал той отправной точкой тех бед, которые обрушились на Россию на всем протяжении XX века.
 
Источник http://terskiykazak.livejournal.com/906928.html
//Помни друг! Мнение авторов сайта может не совпадать с мнением автора статьи//

Комментарии   

0 #1 BHW 04.04.2017 21:03
Hello there! This is my first visit to your blog!
We are a collection of volunteers and starting
a new initiative in a community in the same niche.
Your blog provided us beneficial information to work on. You have done a outstanding job!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить